О нашем Районе

Интернет магазин





Поддержи портал района Сокольники! Если вам нравится наш сайт и Вы хотите его поддержать, то разместите ссылку: www.cokolniki.com у себя на сайте или блоге.
Поддержи портал Сокольники - материально! Мы будем искренне признательны Вам за вашу поддержку.







Прыщи на лице, поможет Холинка (125x250, 34Kb)



mail-ru.png
vkontakte.png odnoklassnik.png
google-plus.png facebook.png twitter.png

Книга, глаголемая урядник 1656 год

Первая рукописная русская книга о охоте!

Государь, царь и великий князь, АлексЪй Михайловичь - "Книга, глаголемая урядник: новое положение и устроение сокольничьего пути" 1656 год.

Наша справка: охота в Сокольниках.

Русские люди с незапамятных времен любили охоту. Это подтверждают наши песни, наши сказания, и все наши предания. На Руси издавна охоту, если она не являлась промыслом, называли "потехой". Царская соколиная охота была хорошо организована. В "кречетнях" в селе Коломенском и селе Семеновском, в "сокольничьих дворах" в слободе Сокольники содержалось более трех тысяч ловчих птиц. Их обслуживали сотни служителей-сокольников. Огромные средства тратились на соколиную охоту. Птиц доставляли издалека - с Двины, из Сибири, с Волги, каждую птицу везли "с бережением" в особом возке, обитом войлоком.

Одежды сокольников и снаряжение птиц поражали богатством - золотым шитьем, драгоценными камнями. Иностранцы, которых царь в знак особой милости приглашал на охоту, описывали ее восторженно.

Ведало царской охотой самое влиятельное учреждение в государстве - Тайный приказ.

В те время охотились главным образом с помощью дрессированных собак и соколов, кречетов. Псовая охота велась на крупного зверя - лося. Поочередно спускаемые своры собак гоняли его до тех пор, пока лось не падал от изнеможения; тогда собаки лаем подзывали охотников, которые приканчивали зверя холодным оружием. В память об этой охоте живет в названии леса, продолжающего Сокольники к северу: Лосино-Погонный остров. Когда царь с боярами выезжал на соколиную охоту, то сокольники (дрессировщики соколов), подавали каждому из них на руку, на особое кольцо, сокола. Завидя бегущего зверя или летящую птицу -- предмет охоты, охотники подбрасывали соколов вверх; те взмывали в высоту и оттуда камнем падали на намеченную жертву, убивали ее клювом и приносили своему сокольнику, а тот передавал ее знатному охотнику. Предание сохранило рассказ о любимом соколе Алексея Михайловича - Ширяе, который, бросившись на свою жертву, не рассчитал удара и сам разбился насмерть о землю. О нем напоминают названия в Сокольниках Ширяева поля, Ширяевских улиц и проездов. О пристрастии царя Алексея Михайловича к соколиной охоте свидетельствует изданный им осбый устав для охотников -"Книга, глаголемая урядник: новое положение и устроение сокольничьего пути".

Первая русская книга об охоте написана в 1656 году по указанию царя Алексея Михайловича и при его ближайшем участии. Единственный экземпляр этой рукописной книги хранится в Российском Государственном Архиве Древних Актов (РГАДА).

Картинка увеличивается\уменьшается при нажатии.

 

Оригинальный текст рукописной книги -"Книга, глаголемая урядник: новое положение и устроение сокольничьего пути", строка в строку воспроизводится ниже печатным текстом с буквой - Ъ (ять):

УРЯДНИК СОКОЛЬНИЧЬЕГО ПУТИ




КНИГА ГЛАГОЛЕМАЯ УРЯДНИКЪ

НОВОЕ УЛОЖЕНИЯ И УСТРОЕНИЯ ЧИНУ СОКОЛЬНИЧЬЯ ПУТИ





Государь, царь и великий князь, АлексЪй Михайловичь, всеа Великий и Малыя и БЪлыя Росии самодержецъ, указал быть новому сему обрасцу и чину для чести и повышения ево государевы красныя и славныя птичьи охоты, сокольничья чину. И по ево государеву указу никакой бы вещи без благочиния и без устроения уряженого и удивительного не было, и чтоб всякой вещи честь, и чинъ, и образец писанием предложенъ былъ. Потому, хотя мала вещъ, а будетъ по чину честна, мЪрна, стройна, благочинна — никто же зазритъ, никто же похулитъ, всякой похвалитъ, всякой прославитъ и удивитця, что и малой вещи честь, и чинъ, и образецъ положенъ по мЪре. А честь и чинъ и образецъ всякой вещи большой и малой учиненъ потому: честь укрепляетъ и возвышаетъ умъ, чинъ управляетъ и утвержаетъ крЪпость. Урядство же уставляетъ и объявляетъ красоту и удивление, стройство же предлагаетъ дЪло. Без чести же малитца и не славитца умъ, без чину же всякая вещъ не утвердитца и не укрепитца, безстройство же теряетъ дЪло и воставляетъ бездЪлье. Всякий же, читателю, почитай, и разумевай, и узнавай, а насъ слагателя похваляй, а не осуждай.

Что всякой вещи потреба? МЪрение, сличие, составление, укрепление; потом в ней или около еЪ: благочиние, устроение, уряжение. Всякая же вещъ без добрыя мЪры и иныхъ вышеписаных вещей бездЪлна суть и не может составитца и укрепитца. Паче же почитайте сию книгу, красныя и славныя птичьи охоты, прилЪжныя и премудрыя охотники, да многие вещи добрые и разумныя узрите и разумЪете. Аще с разумом прочтете, найдете всякого утЪшнаго добра; аще же ни, наслЪдите всякого неутЪшнаго зла.

Молю и прошю васъ премудрых, доброродныхъ и доброхвалныхъ охотников, насмотритися всякого добра: вначале благочиния, славочестия, устроения, уряжения сокольничья чину начальным людем, и птицемъ ихъ, и рядовымъ устроения по чину же; потом на поле утЪшатися и наслаждатися сердечнымъ утЪшением во время. И да утЪшатца сердца ваша, и да пременятца, и не опечалятца мысли ваши от скорбей и печалей ваших.

И зЪло потЪха сия полевая утЪшает сердца печальныя, и забавляетъ веселиемъ радостным, и веселитъ охотниковъ сия птичья добыча. БезмЪрна славна и хвальна кречатья добыча. Удивительна же и утЪшительна и челига кречатья добыча. Угодительна же и потЪшна дермлиговая переласка и добыча. Красносмотрительно же и радостно высокова сокола летъ. Премудро же челига соколья добыча и летъ. Добровидна же и копцова добыча и летъ. По сих же доброутЪшна и привЪтлива правленыхъ ястребов и челигов ястребьихъ ловля; к водам рыщение, ко птицам же доступание. Начало же добычи и всякой ловле — разсуждения охотникова временам и порамъ, раздЪление же птицамъ в добычах. ДостовЪрному же охотнику нЪсть в добыче и в ловле разсуждения временам и порам: всегда время и погодье в поле.

Будите охочи, забавляйтеся, утЪшайтеся сею доброю потЪхою зЪло потЪшно и угодно и весело, да не одолЪютъ васъ кручины и печали всякия. Избирайте дни, Ъздите часто, напускайте, добывайте нелениво и безскучно, да не забудутъ птицы премудрую и красную свою добычю.

О славнии мои совЪтники и достовЪрнии и премудрии охотники! Радуйтеся и веселитеся, утЪшайтеся и наслаждайтеся сердцами своими, добрымъ и веселым симъ утЪшениемъ в предъидущие лЪта.

Сия притча душевне и телесне; правды же и суда и милостивыя любве и ратного строю николи же позабывайте: дЪлу время и потЪхе часъ.



Благочиние и славочестие сокольничья чину начальнымъ людемъ



Какъ государь жалует верховых сокольниковъ из рядовых в начальные сокольники, и кому государь укажет быть в начальных сокольниках, и ково подсокольничей и начальные сокольники приговорятъ быть в начальных сокольниках, тово государь и пожалуетъ.



Статьи до государева пришествия ко устроению, ко уряжению, к славочестию нововыборному



1-я статья



Егда же приспЪетъ часъ къ государской милости к нововыборному, тогда подсокольничей, Петръ Семеновичь Хомяковъ, велитъ переднюю избу соколенного пути нарядить к государеву пришествию. И велитъ послать коверъ диковатой и положить на ковер озголовья полосатое бархатное: а пух в нем дикихъ утокъ. А живетъ то озголовья и ковер в казнЪ соколенного чину. И противу государева озголовья и золотова ковра велитъ поставить 4 стула нарядные, а на нихъ велитъ посадить 4 птицы: а стулы поставят симъ образцомъ. А промеж стулов велит сЪна наслать и покрыть попоною, гдъ нарежат нововыборного. На 1 стул посадить кречета, на 2 стул посадить челига кречатья, на 3 стул посадить сокола, на 4 стул посадить челига соколья. А будетъ не лучитца челига соколья, и в то мЪсто посадить сокола на 4 стул. А сидЪть птицам на тЪхъ стулах розных всЪх статей первым птицамъ.

И позади мЪста урежает потсокольничей, и велитъ поставить стол и покрыть ковром, и с начальными сокольниками на столЪ кладетъ и урежает наряды птичьи нововыборного и нововыбранного наряд. И уставляетъ птицы нововыбранного около стола в рядовом наряде. А держатъ ихъ всЪх статей рядовые сокольники 2-е по росписи: I статьи, Парфенья Яковлева, сына Таболина — Андрюшка Кельин; 2 статьи, Михъя Федорова, сына Таболина — Алешка Камчатой; 3 статьи, Левонтья Иванова, сына Григорова — Власка Лабутинъ; 4 статьи, Терентья Максимова, сына Тулубъева — Гришка Молчановъ. И рядовых сокольников поставляет по чину же, со птицами, в путчем платье без шапокъ.

И птицы держат в большемъ наряде и в нарядных рукавицахъ, розных статей, по росписи, и безо птицъ в нарядных рукавицах, от стола направо и налЪво, возле лавокъ, в одинъ человЪкъ.

А начальных сокольниковъ поставляетъ: 1-ва Парфенья Таболина, 3-ва Левонтья Григорова, по праву, у стола и у наряду, перед редовыми сокольниками.



2-я статья



Велитъ потсокольничей вздЪть на нововыборного государево жалованье: новой цвЪтной кафтанъ суконной, с нашивкою золотною или с серебреною: х какому цвЪту какая пристанетъ; сапоги желтые.





3-я статья



А какъ нарядитца, и ему быть до государева пришествия в особой избЪ. А с нимъ быти 2-м человЪком ис старых рядовых сокольников первымъ, изъ 2-й и изъ 3-й статьи: изъ 2-й — Микитке ПлещЪеву, изъ 3-й — Мишке ЕрофЪеву; да и ево сокольником поддатнем всЪм быти, которые останутца за нарядомъ, в лутчемъ платье и в нарядных рукавицах.

И уредя и устроя все по чину, и станетъ самъ подсокольничей перед нарядом, мало поотступя от стола направо. А стоит в ферезЪе, надЪвъ шапку искривя, и дожидаетца государева пришествия с начальными сокольники и со всЪми рядовыми.



Статьи при государеве пришествии



1. Какъ государь, царь и великий князь, АлексЪй Михайловичь, всеа Великия и Малыя и БЪлыя Росии самодержецъ, придетъ в переднюю избу сокольничья пути и, пришед, изволитъ сЪсть на своемъ государеве мЪсте, и старшей потсокольничей с начальными соколники, и с рядовыми старыми сокольниками, и с поддатнями государю челом ударитъ.

А шапка потсокольничему снять в ту пору, какъ увидитъ государевы пресвЪтлые очи. И челом ударя государю, подсокольничей отступитъ от стола и от наряду на правую сторону. И мало постояв, подступаетъ бережно и докладываетъ государя а молыт: «Время ли, государь, образцу и чину быть?» И государь изволитъ молытъ: «Время, объявляй образец и чинъ».

И потсокольничей отступаетъ на свое мЪсто, и став на мЪсте и пооправяся добролично и добровидно, кликнет начальнова сокольника четвертова а молыт: «Четвертой начальной, Терентей ТолубЪевъ, прими у Андрушки челига, розмыть, нововыборнова статьи, и поднеси ко мнЪ». И тотъ начальной сокольникъ, принявъ челига, поднесетъ к нему, и онъ велитъ держать подле себя до указу.

А мало поноровя, подсоколничей а молыт: «Началные, время наряду и часъ красотЪ». И начальные емлют с стола наряд: 1-й, Парфеней, возьметъ клобучекъ, по бархату червчетому шитъ серебромъ с совкою нарядною; 2-й, МихЪй, возьметъ колокольцы серебреные позолочены; 3-й, Левонтей, возьметъ обнасцы и должикъ тканые з золотомъ волоченымъ. И уготовя весь наряд на рукахъ, подшед к потсокольничему, начальные сокольники нарежаютъ кречета; Левонтей кладетъ обнасцы и должикъ, МихЪй кладетъ колокольцы, Парфеней кладетъ клобучокъ с совкою. А нарядя начальные кречета, отступаютъ к прежнимъ своимъ мЪстамъ.

И наряжаютъ нововыбранного сокольника достальныхъ птицъ в большей наряд по чину на тЪхъ мЪстех, гдЪ ихъ держатъ рядовые сокольники. А нарядя ихъ, начальные сокольники станут около стола у наряду, на прежнихъ своихъ мЪстех.

2. И старшей потсокольничей паки подступаетъ къ государю и докладываетъ: «Время ли, государь, приимать, и по нововыбранного посылать, и украшение уставлять?» И царь и великий князь молыт: «Время; приимай, и посылай, и уставляй».

И потсокольничей паки отступаетъ на свое мЪсто, и станетъ на мЪсте а молыт ясно, громогласно: «Подай рукавицу». И начальной сокольникъ 3-й, Левонтей Григоров, поднесет ему рукавицу. И потсокольничей вздЪваетъ рукавицу тихо, стройно; и вздЪв рукавицу, велит ему, Левонтью, отступить на прежнее свое мЪсто к наряду.

А потсокольничей, пооправяся и поучиняся, перекрестя лице свое, приимаетъ у начального сокольника четвертова у Терентья ТолубЪева, челига, нововыборного статьи, премудровато и оброзсцовато; и велитъ ему отступить на прежнее свое мЪсто к наряду, и, приняв кречета, мало подступаетъ къ царю и великому князю благочинно, смирно, урядно; и станетъ поодоле царя и великого князя человЪчно, тихо, бережно, весело и кречета держитъ чесно, явно, опасно, стройно, подправительно, подъявително к видЪнию человЪческому и х красотЪ кречатье.

3. И потсоколничей, постояв мало, пошлет по нововыборного рядового 1-го сокольника первой статьи, Кирсанка Сабакина, а молытъ: «Кирсанъ, по государеву указу зови нововыборного Ивана Гаврилова, сына Ярышкина, къ государской милости. Се время чести и части ево быть, и часъ приближился ево веселию, чтоб шолъ не мешкавъ». И Кирсанъ молытъ: «Готовъ итти по государеву указу к нововыборному и твои рЪчи дивныя ему объявлю». А пришод Кирсанъ к нововыборному, молыт: «Иван Гавриловичь Ярышкинъ, по государеву указу прислал меня старшей потсокольничей Петръ Семеновичь Хомяковъ, а велЪлъ тебя звать къ государской милости и сказать тебЪ дивную рЪчь: «Се де время чести и части твоей быть, и часъ приближился твоему веселию, и чтоб итить тебЪ не мешкавъ». И нововыборной поклонитца до земли а молыт: «Готов итить къ государской милости, и не по моей мЪре такая ево государская премногая милость ко мнЪ убогому, его государеву, и иду за тобою тотъчасъ.

И пришед, 1-й статии 1-й поддатень Кирсанка скажет подсокольничему: «Нововыборный сокольникъ Иван Ярышкин на государской милости челом бьетъ и идет тотчасъ. И мало поноровя, придет нововыборный сокольникъ, Иванъ Ярышкинъ, къ дверемъ передние избы и пришлет сказать потсокольничему поддатня своего, что по государеву указу пришелъ.

4. И потсокольничей велитъ ему войтить по чину. А за нимъ итить старымъ сокольником рядовым 2-м человеком, которые с нимъ были — Микитке ПлещЪеву, да Мишке ЕрофЪеву. И вшетчи, станутъ рядом и учнутъ молитца, и, помоляся, изождавъ у подъячева рЪчи.

А в тоЪ пору явит верьховой их соколенной подъячей Василей Батвиньевъ а молытъ: «Великий государь царь и великий князь АлексЪй Михаиловичь всея Великия и Малыя и БЪлыя Росии самодержецъ, нововыборной твой государевъ сокольникъ Иван Гавриловъ, сынъ Ярышкинъ, вам, великому государю, челом бьет». И нововыборной Иван Гаврилов, сынъ Ярышкинъ, и с товарыщи поклонитца государю до земли. И, мало поноровя, потсокольничей молытъ старым рядовымъ соколникомъ 2-м человЪком, которые с нимъ были: «Рядовые Микита и Михаиле, поставте нововыборного Ивана Гаврилова, сына Ярышкина, на поляново. И взявъ ево тЪ рядовые 2 сокольника Микитка и Мишька под руки, поставят на поляновЪ меж четырех птицъ, сиирЪчь на попонъ. А поставя на полянове нововыборного, и приимаютъ у нево шапку и с нево кушакъ и рукавицу, отступятъ, и ставятца за начальными сокольниками у наряду по сторонь стола, по человЪку на сторонЪ.

5. А начальные сокольники, какъ учнутъ ставить нововыбранного на поляново, приимаютца за наряд нововыбранного и с стола емлют: 1-й статьи, Парфеней Таболинъ, емлетъ шапку горностайную и держитъ за верхъ по обычаю; 2-й статьи, МихЪй Таболинъ, емлетъ рукавицу с притчами и держитъ по обычаю же;

3-й статьи, Левонтей Григоров, емлет перевезь — тесма серебреная — и держитъ по обычаю же. А у перевези привЪшенъ бархатъ червчетъ, четвероуголен, а на бархатЪ шитъ канитЪлью райская птица Гамаюнъ, а в Гамаюне писмо, а в писмЪ писано уставление, укрепление, обещание нововыборного; 4-й держитъ тесму золотную. А нововыборного статьи поддатни, рядовые сокольники, емлютъ с стола послЪдней нарядъ: 1-й поддатень, Федька Кошелевъ, держитъ вабило; 2-й поддатень, Наумка Петров, держитъ ващагу, 3-й поддатень, Кирюшка Мослов, держитъ рог серебреной; 4-ый поддатень, ЕлисЪйко Батоговъ, держитъ полотенце.

6. И мало подождав, потсокольничей, подступяся къ государю, докладываетъ государя а молыт: «Время ли, государь, мЪре и чести и укреплению быть?» И государь молыт: «Время, укрепляй».

И потсокольничей отступаетъ на прежнее свое мЪсто а молыт: «Начальные, время мЪре, и чести, и удивлению быть». И начальные сокольники потступятъ к нововыборному и ево наряжаютъ: 4-й опоясывает тесмою. 3-й кладетъ перевезь с писмомъ, в бархате застегнута; 2-й кладетъ рукавицу с притчами, а первой стоит у наряду, держитъ шапку до указу.

Потом потступятъ, нововыборного статьи, 4 человека подначальные: 1-й поднесет Федка Кошелев вабило большого наряду, и крюком на лЪвой сторонЪ за колцо прицепит; 2-й, Наумко Петров, поднесетъ ващагу и привЪситъ на правой сторонЪ за кольцо; 3-й, Кирюшка Мослов, поднесет рог серебреной да полотенцо и привЪситъ рог на правой сторонЪ за колцо; а 4-й, ЕлисЪйко Батогов, поднесет полотенце и привЪситъ. И, привЪся, поотступятъ мало от нововыборного и стоят за нимъ.

7. И мало постояв, потсокольничей кликнет верховова соколеннова пути подъячева а молыт: «Василей Ботвиньевъ, по государеву указу возьми из Гамаюна, райския птицы, писмо и чти нововыборному вслух о обЪщании и о послушании ево добромъ». И подъячей Василей Ботвиньев, потступяся к нововыборному и, разстегнувъ птицу Гамаюн, выимает писмо и, вынев, чтет вслухъ а молыт: «Иван Гаврилов, сын Ярышкин, великий государь, царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Великия и Малыя и БЪлыя Росии самодержецъ, велЪлъ тебЪ сказать: «В прошлом, во 157 (1649) году, взятъ ты по нашему, великого государя, указу в нашу государеву сию славную и от насъ милостивую охоту, и былъ ты, по нашему государеву указу, въ 1-й статьЪ, у 1-го начального сокольника Парфенья Яковлева, сына Тоболина, в поддатнях, и за нашею государевою охотою ходил с прилЪжаниемъ, и намъ великому государю служилъ, и тЪшилъ насъ великого государя 7 лЪт, и во всемъ, по нашему государеву указу, того 1-го начальнаго своего соколника, Парфенья Тоболина, слушал, и во всякой воле ево былъ, и птицы у тебя, начальнова твоево Парфенья Тоболина учениемъ и указом, добывали не по один год. И мы, великий государь, за тоЪ службу и потЪху, наипаче же за твое к начальному доброе послушание, жалуемъ тебя, Ивана Гаврилова, сына Ярышкина, сею новою честью, въ 5 начальные сокольники, на Игнатьеве мЪсто, КЪльина, и пожаловали тебя платьемъ и прибавкою к денежному жалованью; да тебя же жалуем, в приказ, сукно свЪтлозеленого 4 аршина, тафта, кирпишной цвЪт, 4 аршина, пара соболей. И велЪли тебя писать полным имянем, да тебя же жалучи, велЪли положить на столъ для чину золотые ефимки, дороги. И тебЪ бы, видя нашу государеву такую премногую и прещедрую милость к себЪ, во всемъ добра хотЪть от всея души своея, и служить и работать вЪрою и правдою, и тЪшить насъ, великого государя, от всего сердца своего до кончины живота своего, и во всемъ нашемъ государеве повелЪнии быть готову с радостию, и во всякой правдЪ быть постоянну, и тверду, и однослову, и ото всякова дурна быть чисту, и за нашею государевою охотою ходить прилЪжно и безскучно, с радостною охотою, и подначалных своихъ сокольников любить что себя, а ото всякой дурости унимать ихъ безо всякие хитрости, и имъ не потакать, и во всяком их плутовствЪ и неистовом дЪле не покрывать, и быть к нимъ любителну и грозну, и во всяком непослушании ихъ к себЪ извъщать на них потсоколничему.

И будетъ по сему нашему государеву указу вся сия исправиши с радостию, и ты от насъ, великого государя, наипаче пожалован будеши. А будет учнешъ быть не охочь и нерадЪтелен и во всякомъ нашем государеве дЪле непослушливъ, ленивъ, пьянъ, дурен, безобразен и к потсокольничему и къ своей братье, к начальнымъ сокольникамъ непокорен, злословен, злоязычен, клеветливъ, наносливъ, переговорьчив и всякого дурна исполнен — и тебЪ не токмо связану быть путы желЪзными или потписану за третью вину, безо всякие милостивые пощады быть сослану на ЛЪну. И будет хочешъ добра найти или зла, смотри на рукавицу, и тамъ всякого явного добра и зла насмотрися, и радоватися начнешь, и усумневатися станешь. И тебЪ бы, видя нашу государеву милость к себЪ, нам великому государю работать безо всякого збойства и лукавства, а милость наша государева с тобою да умножитца».

А какъ верховой подъячей писмо прочтет, и новопожалованной начальной, выслушавъ рЪчи, поклонитца государю до земли, и верховой подъячей соколенного пути, Василей Ботвиньев, поднесетъ новопожалованному Урядникъ — по чему ему государю рЪчь говорить. И новопожалованный 5-й начальный, Иванъ Гаврилов, сынъ Ярышкин, учнетъ противу той рЪчи государю свою рЪчь говорить: «Готовъ тебЪ, великому государю, служить вЪрою и правдою, и обЪщаюся во всякой правдЪ постоянну и однослову быть и тебя, великого государя, тЪшить, Ъздить, радЪть и ходить со тшанием за твоею государевою охотою до кончины живота своего, кромЪ всякие хитрости». И исправя рЪчь, государю поклоняетца дважды до земли.

А какъ челом ударит новопожалованный начальный государю, после рЪчи своей по чину, и подъячей верховой, Василей Ботвиньевъ, то писмо, свертевъ на нем, положить в бархатъ и застегнет и, застегнувъ то писмо, станет подьячей на прежнемъ своем мЪсте. А потсокольничей докладываетъ паки государя о совершении дЪла а молытъ: «Врели горь сотьло?» И государь молытъ: «Сшай дар». И подсокольничей подходить к новопожалованному весело и дерзостно а молыт: «Великий государь царь и великий князь АлексЪй Михайловичь всеа Великия и Малые и БЪлыя Росии самодержецъ указал тебЪ свою государеву охоту отдать, челига кречатья и иные птицы; и тебЪ бы ходить за ево государевою охотою прилЪжно, с радостию от всего сердца своего, и хранить ево государеву охоту яко зеницу ока, безо всякий лености, со всякимъ опасениемъ, и ево государя тЪшить до конца живота своего безо всякие хитрости». И отдает ему кречета. И он, новопожалованной начальной, Иванъ Ярышкин, приимает кречета образцовато, красовато, бережно, и держитъ честно, смЪло, весело, подправительно, подъявительно к видЪнию человеческому и х красотЪ кречатье, и стоитъ урядно, радостно, уповательно, удивительно, и, приняв кречета, не - кланяетца, доколе шапку положат.

8. И, постояв мало, подсоколничей а молытъ: «1-й начальный, Парфеней Тоболин, закрЪпляй государеву милостъ». И первоначальной сокольникъ, Парфеней, кладет на нево шапку горностайную, и он самъ вскоре лЪвою рукою сымет. И первоначальной ему молыт: «Бей челом государю на ево государской премногой милости и памятуй ево государеву такую неизреченную и премногую милость до кончины живота своего, и обЪщания не позабывай, и послушания своего не отбывай, и нашего совЪту не отметайся». А самъ первоначальный, Парфеней, стоит возле новопожалованного по праву, доколе поставятъ на степень новопожалованного. И новопожалованной, Иванъ Ярышкинъ, челом ударитъ государю трижды в землю на ево государской милости.

9-я. А какъ челом ударитъ государю и, мало поноровя, тот же первоначальной, Парфеней Тоболинъ, велит ему отдать кречета своимъ поддатнем. И приимет у него первой поддатень Федька Кошелевъ. А какъ кречета отдастъ поддатню, и первоначальный прииметъ челига кречатья у старых рядовых сокольников и даетъ новопожалованному; и, подержав мало, и челига отдать велит поддатнемъ. А какъ отдастъ новопожалованной челига поддатню — и примет у нево Наумка Петров. И первоначальный дастъ ему, новопожалованному, сакола, и, мало подержав, велитъ ему, новопожалованному, и сакола отдать поддатню. И приметъ у нево Кирюшка Мословъ. А какъ отдастъ сокола, и первоначальный даетъ ему челига соколья, и, мало подержавъ, велитъ ему и челига соколья отдать поддатню. И примет у него ЕлисЪйко Баготов. А какъ отдастъ челига, и первоначальный, Парфеней Тоболинъ, велитъ новопожалованному, Ивану Ярышкину, принять первова кречета, которой ему по государеву указу в мЪре и в чести данъ. И новопожалованный, Иванъ Гаврилов, сынъ Ярышкин, мало обратяся к поддатням своимъ а молыт: «Дарыкъ чапу врести дан». И 1-й ево поддатень, Федка Кошелев, поднесетъ ему челига кречатья честника. А какъ новопожалованный челига приметъ, и первоначальный, Парфеней, велитъ новопожалованному паки государю челом ударить.

А какъ новопожалованный государю челом ударитъ, и первоначальный, Парфеней Тоболин, емлет новопожалованного за руку и поставить ево в началномъ мЪсте, на которое мЪсто пожалован. И, поставя на мЪсте, здравствуют ему, новопожалованному начальному, подсокольничей и начальные, и рядовые всЪ сокольники въ государской милости, в новой чести, и в начальныхъ сокольниках.

10. А царь и великий князь, мало посидЪвъ, пойдетъ в свои царские хоромы. И подьячей верьховой соколенного пути, Василей Ботвиньевъ, потсокольничего, и новопожалованного начального, и всЪхъ рядовых сокольниковъ, которые в чину живутъ, зоветъ к столу, а молыт подьячей: «Подсокольничей Петръ Семенов, сынъ Хомяков, царь и великий князь жалует тебя с товарыщи, для новые чести и мЪры, новопожалованного 5-го начального Ивана Гаврилова, сына Ярышкина. ВелЪл вам быти у стола, и веселитися, и утЪшатися с новопожалованнымъ по чину».

А государь молыт потсокольничему с товарыщи: «Наслаждайтеся по нашей государской милости». И потсокольничей с товарыщи государю челомъ ударитъ в землю на ево государской милости, и, челомъ ударя государю, потсокольничей с начальными, и с новопожалованным начальнымъ, и со всъми начальными и рядовыми сокольниками провожаетъ государя до малыхъ ворот. А, проводя государя, потсокольничей со всЪми сокольниками паки челомъ ударитъ государю по обычаю.

И, челом ударя государю, потсоколничей с товарыщи возвратитца вспять со всЪми сокольниками и идетъ в задние хоромы переходами перильными. И, пришед в задния хоромы, подсокольничей сядетъ, а новопожалованному начальному Ивану Ярышкину, велитъ кречета отдать поддатню своему во всемъ нарядЪ до стола. И приимает у него кречета 1-й его поддатень, Федька Кошелев, и держит кречета до стола во всемъ большемъ наряда и в рукавицЪ с притчами Ярова. Такъ же и всЪмъ начальнымъ велитъ кречетов поддатням своим отдать.

А какъ примут у начальных кречетовъ поддатни ихъ, и потсокольничей, Петръ Хомяковъ, велит новопожалованному начальному и всЪмъ начальным сокольникомъ, статьями по чину, всякому с своими поддатнями, с своих со всЪхъ птиц сымать большие наряды и класть меншие наряды. И новопожалованной начальной и всЪ начальные сокольники, раздЪляся статьями, переменяют болшие наряды со всЪхъ птицъ своихъ и кладут на птицы меншия наряды. А потсокольничей Петръ Хомяков в тоЪ пору сидит же и смотрит, чтобы сымали со птиц болшие наряды бережно, стройно, такъ же бы и меншие наряды клали тихо и опасно, по чину же, а, сняв наряды со птиц, отдают в казну. А наряды принимаетъ казначей, Эпуслан Дрыганов соколенного пути.

А какъ наряды переменять, и потсокольничей Петръ Семеновичь Хомяковъ молыт: «Начальные, время отдохновения птицам и нам премению платию и часъ обЪду». И начальныя велят поддатням всЪхъ птицъ посадить на стулы, а, присадя птицъ, переменяютъ платья потсокольничей, и новопожалованной, и всЪ начальные, и всЪ рядовые сокольники. И, переменя платья, потсокольничей с товарыщи, мало подождавъ, молытъ: «Начальные, время веселиемъ и утЪшением птиц обвеселити насыщениемъ живым». И новопожалованный начальный и всЪ начальные подымут первых птицъ сами, а достальных птицъ велятъ поднять поддатням своимъ и учнутъ ихъ кормить живыми птицами, какие прилучатца. А какъ птицъ накормят, и потсокольничей Петръ Хомяков велитъ присадить всЪх птицъ на стулы. А кречета честника новопожалованный начальный Иван Ярышкин приимает самъ паки на руку, и дожидаютца вЪсти какъ за столъ итить.

А кормитъ ихъ, по государеву указу, подсокольничего и с новопожалованным начальным, и со всЪми начальными и рядовыми, и со всЪми чиновными сокольниками спальникъ Петръ Ивановичь Матюшкин, да подьячей верховой Василей Ботвиньев. И спальникъ, Петръ Ивановичь Матюшкин, приказываетъ подьячему стол ставить в той же передней, гдЪ чинъ и образецъ был новопожалованному 5-му начальному Ивану Гаврилову, сыну Ярышкину. А на столЪ приказываетъ класть меншой наряд кречатей: 4 золотых, 8 ефимковъ, 3-и дороги по чину; и велитъ стоять поддатнем новопожалованного сокольника с розными вещми: 2. Наумко Петров станетъ з древомъ драгимъ; 3 станетъ Кирюшка Маслов с лясками да с путы золотыми; 4 станетъ ЕлисЪйка Ботоговъ с полотенцомъ и для посылки возлЪ новопожалованного.

И подьячей, Василей Батьвиньев, изготовя все по чину, извЪститъ спальнику, Петру Ивановичу Матюшкину, что все готово. И спальник, Петръ Ивановичь Матюшкинъ, посылаетъ того же подьячева, Василья Ботвиньева, и велитъ звать потсокольничего, Петра Хомякова, и всЪх сокольниковъ къ государской милости к столу. И подъячей, Василей Ботвиньев, пришед к потсокольничему Петру Хомякову с товарыщи а молыт: «По государеву указу послалъ меня спальник, Петръ Ивановичь Матюшкинъ, а велЪлъ тебя, потсокольничего, Петра Семеновича, за твое доброе объявление нового образца и чина и для чести и мЪры новопожалованного 5-го начального, Ивана Гаврилова, сына Ярышкина» и мало постоявъ, оборотяся к новопо­жалованному начальному а молыт: «А тебя, новопожалованного 5-го начального, Ивана Гаврилова, сына Ярышкина, для чести и части твоея, а вас, начальных сокольников, за ваше доброе послушание во устроение и во уряжение и во украшение к новопожалованному 5-му начальному, а васъ, рядовыхъ чиновныхъ сокольников, за ваше доброе и радостное хожение — звать къ государской милости к столу. И тебЪ бы, потсокольничему Петру Семеновичю, и с новопожалованным и с начальными и со всЪми рядовыми чиновными сокольниками итить не мешкав: а стол уже уготовленъ со всЪми доброличными и красными вещми».

И потсокольничей Петръ Хомяков с новопожалованнымъ, и с начальными, и со всЪми рядовыми чиновными сокольниками челом ударит на государской милости в землю, а молытъ потсокольничей: «Ради его государской милости и паки челом бьемъ на ево государской приснопамятной милости, что изволил он, государь, наше малое исправление воспомянуть к себЪ государю, и мы с радостию готовы итить и идем». И, поклоняся, идет потсокольничей Петръ Семеновичь, а подле подсокольничего идет по лЪвую руку новопожалованный 5-й начальный Иван Гаврилов, сынъ Ярышкин, вмЪсте с челигом кречатьимъ честником. А перед подсокольничим и перед новопожалованным идутъ рядовые сокольники, которые в чину живутъ. А за потсокольничим и за новопожалованным идут началные сокольники безо птицъ въ 2 человЪка, да 4 человЪка рядовые чиновные сокольники, которым Ъсть ставить за столомъ, идутъ в 2 же человЪка.

11. А как придетъ потсокольничей Петръ Семенович Хомяков с новопожаловамнымъ 5-м начальнымъ Иваном Гавриловым, сыномъ Ярышкинымъ, и со всЪми начальными и с рядовыми чиновными сокольниками к передней избЪ, и спальник Петръ Ивановичь Матюшкинъ велитъ войтить потсокольничему и с новопожалованным 5-м начальным, и с начальными, и с рядовыми чиновными сокольниками в переднюю избу. И потсокольничей с товарыщи идут в переднюю по чину: благочинно, тихо, смирно, весело. А какъ войдет потсокольничей с товарыщи, и спальникъ, Петръ Ивановичь, велит потсокольничему Петру Хомякову и новопожалованному 5-му начальному Ивану Ярышкину и всЪм начальнымъ и рядовым чиновнымъ соколникомъ садитца за стол по чину и по росписи. И потсокольничей Петръ Семеновичь и с новопожалованным Иваном Ярышкиным и со всЪми начальными и рядовыми сокольниками поклонитца по обычаю. И, поклоняся, потсокольничей с товарыщи идет за столъ. И въ 1-м мЪсте вначале у стола по праву садитца потсокольничей Петръ Семеновичь Хомяков; въ 2-м мЪсте вначале же у стола по лЪву у потсокольничего у Петра Хомякова садитца новопожалованный 5-й начальный Иван Гавриловъ, сынъ Ярышкинъ, а челига отдаетъ 1-му своему поддатнюю ФедькЪ Кошелеву и велитъ ево держать против себя по конец стола по праву у всЪх вещей. А начальные всЪ садятца по конец другова конца: в лавке и в скамьЪ, по чину же.

12. И мало посидЪвъ, потсокольничей сидЪчи молыт: «Начальные, время новопожалованного челигу кречатью облегчению и разряжению быть, и утЪшити его насыщением живымъ. И начальные, встав, емлютъ с стола наряд: 1-й — Парфеней Таболинъ возметъ клобучекъ; 2-й — МихЪй Таболин возметъ обнасцы з должикомъ; 3-й — Левонтей Григоров возмет колокольцы; 4-й — Терентей ТолубЪевъ возметъ рукавицу полявую. А какъ начальные изготовятъ кречатей наряд на рукахъ и новопожалованный 5-й начальный Иванъ Гаврилов, сынъ Ярышкинъ, встанетъ и велитъ челига поднесть поддатню своему а молыт:«Дарыкъ чепу врести данъ». А какъ челига к нему поднесетъ ево поддатень Федка Кошелевъ, и начальные всЪ подают новопожалованному 5-му начальному Ивану Гаврилову, сыну Ярышкину, наряд по чину и по статьям: 1-е приимаетъ и кладетъ клобучек, 2-е приимаетъ и кладетъ обнасцы з должиком, 3-е приимаетъ и кладетъ колоколцы. И новопожалованный 5-й начальный Иванъ Гавриловъ, сынъ Ярышкинъ, переменя с челига кречатья нарят, приимаетъ у 4-го начального полявую рукавицу, и, приняв, вздЪвает рукавицу на руку, и приимаетъ челига честника у поддатня своего, и, приняв, сядет, и начальные всЪ сядут же. А потсокольничей во весь наряд, сидЪчи, смотритъ, чтобы все по чину было. А посидЪв мало, новопожалованный 5-и начальный Иван Гаврилов, сынъ Ярышкинъ, мало обратяся к поддатню, а молытъ: «Дрыганса». И 1-й его поддатень поднесетъ к нему крыло голубиное. И новопожалованный 5-й начальный Иван Гаврилов, сынъ Ярышкинъ, примет крыло голубиное и, принявъ, кормит челига самъ, сидЪчи.

 

Наша справка: Аксаков Сергей Тимофеевич - Статьи об охоте, год: 1858.

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАМЕТКА К "УРЯДНИКУ СОКОЛЬНИЧЬЯ ПУТИ"


Желая сколько-нибудь пособить объяснению некоторых малопонятных слов, выражений и названий в книге: "Урядник сокольничья пути", относящихся к соколиной охоте с хищными птицами, ныне приходящей в совершенное забвение,

[Я не называю соколиной охотой травлю уток соколами, до сих пор продолжающуюся у башкирцев Оренбургской губернии; они портят высокую природу сокола, приучая его, не забираясь вверх, ловить уток почти в угон, по-ястребиному.]

 я предлагаю мои примечания на вышесказанную книгу и расскажу все, что знаю о соколиной охоте понаслышке от старых охотников и - как самовидец.

Очевидно, что первое место в великолепной соколиной охоте царя Алексея Михайловича занимали кречета; сначала упоминается просто "кречет", потом "кречатий челиг", или "чеглик", как его теперь называют охотники, то есть сначала говорится о самке кречатьей, которая всегда бывает крупнее и сильнее, а потом о самце, о челиге, уступающем ей в силе, но превосходящем в резвости полета. Кречет - птица очень мало известная; ее знают только по слухам или из книг; но я видел в моем ребячестве двух кречетов, уже немолодых, которые доживали свой век у моего отца, бывшего некогда страстным охотником до ловчих птиц. Кречет пером почти белый, стати все имеет соколиные, величиною даже поменьше сокола-утятника. Он очень красив, особенно потому, что чудесные черные сокольи глаза его кажутся еще чернее и блещут еще ярче от белого цвета его перьев. Я не видел этих кречетов в поле, то есть в деле, в охоте; но мне рассказывали ходившие за ними охотники, что оба кречета (оба самки) ловили чудесно и что они бьют птицу по-соколиному, устремляясь на свою добычу сверху вниз. Очень помню, что оба кречета жили в одной большой клетке, загороженной из частокола на родниковом ключе, и что в жаркое время кречета сидели, погрузив ноги в холодную воду. Охотники объясняли мне, что кречет птица сибирская, о чем упоминается не один раз в книге "Соколиного пути", что он чувствует такой жар и зуд в ногах, что в летнее время без холодной воды жить не может; что станет щипать и рвать носом свои пальцы и так их изранит, что, наконец, околеет. Я не утверждаю этого рассказа, а передаю только, что слышал. Те же охотники рассказывали мне, что у моего отца бывали некогда дербники, или дробники. Не об них ли говорит книга "Сокольничья пути" следующими словами: "Угодительна же и потешна дермлиговая перелазка и добыча"? По словам старых охотников дербник бывает очень мал, не более копчика, и соединяет в себе свойства сокола и ястреба, то есть бьет птицу сверху и ловит в угон; что на травлю всегда пускают двух дербников, что ими травят только мелкую птицу и что самая веселая охота напускать их на жаворонков в то время, когда жаворонок сам поднимется высоко от земли: один дербник бьет его сверху вниз, а другой, не допуская садиться, подбивает снизу вверх; что эта потеха продолжается иногда несколько минут, до тех пор, пока один из дербников поймает добычу. Для охотника это зрелище должно быть в высшей степени восхитительно. Что же касается до слов: "Добровидна же копцова добыча и лет", то я должен повторить то, что сказано мною в "Записках ружейного охотника".

Если случится ехать лесистой дорогою, чрез зеленые перелески и душистые поляны, -- только что выедешь на них, как является в вышине копчик. Если он имеет гнездо неподалеку, то обыкновенно сопровождает всякого проезжего, даже прохожего, плавая над ним широкими, смелыми кругами в высоте небесной. Он сторожит изумительно зоркими своими глазами: не вылетит ли какая-нибудь маленькая птица из-под ног лошади или человека. С быстротою молнии падает он из поднебесья на вспорхнувшую пташку, и если она не успеет упасть в траву, спрятаться в листьях дерева или куста, то копчик вонзит в нее острые когти и унесет в гнездо к своим детям. Если же не удастся схватить добычу, то он взмоет вверх крутою дугою, опять сделает ставку и опять упадет вниз, если снова поднимется та же птичка или будет вспугана другая. Копчик бьет сверху, черкает, как сокол, на которого совершенно похож. Иногда случается, что от больших детей вылетают на ловлю оба копчика, самка и чеглик, и тогда они могут позабавить всякого зрителя и не охотника. Нельзя без приятного удивления и невольного участия смотреть на быстроту, легкость и ловкость этой небольшой, красивой хищной птицы. Странно, но самому жалостливому человеку как-то не жаль бедных птичек, которых он ловит! Так хорош, изящен, увлекателен процесс этой ловли, что непременно желаешь успеха ловцу. Если одному копчику удастся поймать птичку, то он сейчас уносит добычу к детям, а другой остается и продолжает плавать над человеком, ожидая и себе поживы. Случается и то, что оба копчика, почти в одно время, поймают по птичке и улетят с ними, но чрез минуту один непременно явится к человеку опять. Копчик загадочная птица: на воле ловит чудесно, а ручной ничего не ловит. Я много раз пробовал вынашивать копчиков (то же, что дрессировать собаку) и гнездарей и слетков; выносить их весьма легко: в три, четыре дня он привыкнет совершенно и будет ходить на руку даже без вабила (кусок мяса); стоит только свистнуть да махнуть рукой, стоит копчику только завидеть охотника или заслышать его свист -- он уже на руке, и если охотник не протянет руки, то копчик сядет на его плечо или голову -- живой же птички никакой не берет. Эта особенность его известна всем охотникам, но я не верил, пока многими опытами не убедился, что это совершенная правда. Потеряв всякую надежду, чтобы копчик стал ловить, я обыкновенно выпускал его на волю, и долго видели его летающего около дома и слышали жалобный писк, означающий, что он голоден. Получал ли копчик прежнюю способность ловить на воле, или умирал с голоду -- не знаю.

К этому надобно прибавить, что уже было также мною сказано, то есть, что охотники у царя Алексея Михайловича умели вынашивать копчиков, что ими травили и что лов и лет копцовый, без сомнения, были добровидны.

Следующие строки, когда поставляют нововыборного: "И взяв его те рядовые два сокольника Никитка и Мишка под руки, поставляют на полянов" (в другом месте: на поляново), -- заставляют меня думать, что поляново, состоящее из сена, покрытого попоной, представляет эмблематически поле или луг, заросший травою.

Слово ващага, употребленное так: "Федька Кошелев держит вабило; второй поддатень, Наумка Петров, держит ващагу", -- наводит меня на мысль, что это есть не что иное, как сумка, в которую кладется вабило и которая теперь называется вачег; вероятно, эта сумка делалась из материи, пропитанной воском для того, чтобы кровь от вабила не марала платья, а потому и называлась ващагой. -- Считаю нелишним рассказать все, что я видел и помню в соколиной охоте. Сокола бывают трех пород: большие, средние и малые. По цвету, перьев называют их серыми и черными. Обыкновенно охота производится следующим образом: охотники с одним или двумя соколами, разумеется хорошо выношенными, ездят по полям, по речкам или около небольших озер; усмотрев издали птицу, сокола бросают с руки, и он сейчас начинает всходить кругами вверх; когда же он взойдет до известной своей высоты, птицу поднимают, спугивают, и сокол как молния падает на нее с неба. Сокола старого и умного (глупых бывает немало) 

[У отца моего перебывало до ста соколов, и только четверых называли умницами. Глупым называют только такого сокола, который верху не держит и сейчас бросается за всякой дрянной птицей.]

спускают с руки сейчас по выезде в поле; он возьмет умеренный верх и идет им впереди охотников, сам высматривает добычу и едва завидит -- вдруг начинает подниматься выше и выше над самою птицею; следовательно, сам и укажет охотникам добычу, -- Лучшим соколом считается тот, который высоко ходит и, взобравшись кругами в поднебесье, делает там ставку, то есть становится неподвижно в воздухе, не поднимаясь уже кверху. В это время охотник спугивает птицу с воды или с хлебного поля, что я уже и сказал.

Самый лучший сокол, что называется, первого сорта, очень редко попадающийся охотникам, не станет бить птицы, пока не взойдет вверх на свою настоящую, определенную высоту. Плохой же сокол летает на кругах низко, ставки не делает и, как скоро увидит птицу, сейчас на нее бросается, схватывает когтями и опускается на землю, следовательно, тут нет никакого удовольствия для охотника. Соколиная охота по преимуществу благородная охота. Тут дело идет не о добыче, не о числе затравленных гусей или уток, — тут охотники наслаждаются резвостию и красотою соколиного полета или, лучше сказать, неимоверной быстротой его падения из-под облаков, силою его удара. В народе говорят, что сокол бьет птицу грудью, и при первом взгляде это покажется справедливым; сокол бьет свою добычу крепкими приемными когтями своих задних пальцев, которые он очень искусно складывает вместе, а как в это время ноги его бывают прижаты к груди, то действительно можно подумать, что он бьет птицу грудью. Приемные когти бывают так остры и крепки, удар так силен, что если попадет по утиной шее, то иногда перерезывает ее пополам: голова отлетит в сторону, а утка падает обезглавленною. Если удар придется по крылу, то так его повреждает, что птица не может уже лететь, если же удар сложенных когтей угодит вдоль утки, то разрежет ей всю спину от репицы до шеи и заворотит кожу на сторону: пух и перья полетят по воздуху, и ошеломленная утка, перевертываясь как кубарь в воздухе, падает на землю; сокол взмоет вверх, увидит, где упала его добыча, и прямо уже опускается на нее. При соколиной охоте необходимо, чтоб охотники были верхами. Удар сокола с такой высоты, что едва можно разглядеть его, как темное пятнышко, стоящее в небе, бывает иногда очень косвенный (диагональный), и сокол может свалиться с добычей даже за полверсты и более, и потому надобно скакать туда, чтоб немедленно отыскать его, пока он не успел наесться и сделаться негодным к продолжению охоты; при травле же гусей поспешность еще необходимее: когда сокол вышибет одного гуся из стаи — иногда повторенным ударом, если первый окажется недостаточным, — и опустится на него или свалится с ним на землю, то вся стая гусей бросится на помощь погибающему товарищу, и если охотник не подоспеет, то гуси своими крыльями и носами не только изуродуют сокола, но даже забьют до смерти.  

 

И еще, занятная история!

"Делу время, потехе час" - в настоящее время она употребляется в значении, что основное время должно отдаваться делам, а забавам, веселью, отдыху — только краткий досуг.

Говорится для побуждения кого–либо заняться делом, работой.

Между тем, эта фраза — из приписки царя Алексея Михайловича к книге " Урядник ", и там она выглядит так: "Прилог книжный или свой: сия притча душевне и телесне; правдыже и суда и милостивыя любве и ратного строя не забывайте: делу время и потехе час".

В том же «Уряднике» слово «час» употребляется в значении, в точности соответствующем слову «время»: «Время наряду и час красоте», т.е. слова «время» и «час» в этой пословице выступали как полные синонимы, в связи с чем изначальный смысл данной фразы — «Делу свое время, а развлечениям — свое», или, если угодно – «И делу время и потехе время».
 

Товаров: 0
На сумму: 0 руб.
Добавлено в корзину

Новости

09.10.17   Овощи сушеные в ПЭТ-банках!

сушеные овощи

08.10.17   Крем INVISIBLE TOUCH Лучшая цена!

крем Invisible touch - коробка новый дизайн

05.10.17   Магазин травы Алтая-Кавказа-Крыма Сокольники

травы кавказа текст

Магазин Травы Кавказа м.Сокольники. Сборы из трав. Целебные травы. Магазин Травы Кавказа снова открыт в Сокольниках: ТЦ Русское Раздолье, 2 этаж, 229 павильон.

03.10.17   Сустарад огранический крем при болях, отеках, артрозе и артрите!

сустарад

28.09.17   LIBY эко БЫТОВАЯ ХИМИЯ

либи

Рядом с гипермаркетом Ашан в Сокольниках построят новый микрорайон.

Новый микрорайон построят в Сокольниках! В столичном районе Сокольники на месте железнодорожной станции "Митьково", рядом с магазином "Ашан" Сокольники будет возведен новый современный жилой район. Появится он на участке, ограниченным с запада Митьковской железнодорожной веткой, на севере – улицей Лобачика, на востоке – улицами Шумкина и Маленковской, на юге – Русаковской улицей.

Улица Шумкина получит выход на Русаковскую улицу, а с улицы Лобачика можно будет по тоннелю выехать на Третье транспортное кольцо. Под железнодорожными путями появятся переход к Алексеевскому монастырю и еще один пешеходный переход к магазину "Ашан" в Сокольниках. Железнодорожная ветка на этом участке будет убрана в шумоизоляционную трубу. Сроки реализации проекта не называются.

Если Вам известна интересная информация по теме: район Сокольники, новостройки в Сокольниках, история района Сокольники, история парка Сокольники, напишите нам на портал района Сокольники: www.cokolniki.com

Copyright © 2010
сделать сайт в megagroup.ru